Геннадий Сидоров: «У нас не было ни штаба, ни организации, но мы справились»

 

 

Геннадий Николаевич Сидоров, профессор биологии и биологического образования ОмГПУ, главный научный сотрудник ОНИИПИ, доктор биологических наук, профессор Омской духовной семинарии Русской Православной Церкви, ветеран ЛДПР.

— Геннадий Николаевич, Вы являетесь одним из опытнейших членов ЛДПР. Расскажите, как Вы решились на вступление в партию?

— Как известно, время было крайне тяжелым. Научным сотрудникам не платили ничего, страна продолжала разваливаться. На фоне сложившейся ситуации можно было чётко разглядеть, кто является настоящим патриотом России, а кто пиарится в корыстных целях. Тогда на политическом горизонте появился Жириновский и его партия, на тот момент, ЛДПСС (Либерально-демократическая партия Советского Союза. — прим. ред.). Я проявил жгучий интерес к новому движению, но информация практически не доходила до Сибири, СМИ активно глушили голос партии. И как только до Омска дошла первая газета ЛДПР, я не теряя ни минуты подал заявление на членство. Ветераны ЛДПР помнят, что в тогдашних номерах партийных газет размещалась анкета для вступления.

Партийный билет Геннадия Сидорова, подписанный лично Владимиром Жириновским.

Разумеется, меня привлекла идеологическая платформа ЛДПР — честный, толковый патриотизм. В те года большинство партий, движений и их лидеры были нацелены на торговлю Отечеством. Они с визжащей радостью сдали СССР, первый президент заявлял жуткие фразы в духе: «Берите столько суверенитета, сколько сможете!». Россия была в отвратительном состоянии. И единственным политиком, выступавшим за сохранение Союза и за ненасильственное исправление положения в стране был Владимир Вольфович. После того, как мы увидели его статьи, книги и выступления, я понял, что именно он нужен стране.

— Как создавалось Омское отделение ЛДПР?

Спустя два месяца после того, как я отправил анкету на вступление, руководство партии назначило первого местного координатора — Евгения Рохина. По рассказам самого Евгения Дмитриевича, прибыв в Центральный Аппарат в Москве, один из членов Высшего Совета передал ему готовые партбилеты и сказал: «Рохин, поезжай в Омск, ищи этих людей и собирай ячейку». Потом ко мне домой пришёл один из первых омских партфункционеров Владимир Серебренников и сообщил о проведении первого собрания Омского отделения ЛДПР в здании политцентра. Как оказалось, нас, единомышленников, было порядка 15 человек. И мы начали работать. С нуля. У нас не было ни штаба, ни организации, но мы справились.

— Виделись ли Вы с Владимиром Жириновским? Какое у Вас впечатление от лидера ЛДПР?

— Довольно таки часто. Я присутствовал на всех встречах с Владимиром Вольфовичем в Омске. Одна из самых запомнившихся мне произошла в 1999 году. Я был кандидатом в депутаты Государственной Думы по округу №129, и перед началом избирательной кампании нас, кандидатов из регионов, собирали на партийную школу в Подмосковье. Там мне даже удалось увидеться с супругой Владимира Вольфовича - Галиной Александровной. К слову, мы с ней давно знакомы, ведь она работала в отделе изучения клещевого энцефалита в Московском Институте вирусологии, а я работал с «бешенством». Мы с ней неоднократно пересекались, и она даже помогала мне с составлением отзыва на автореферат докторской. И потом, каждый раз видевшись с Жириновским, я постоянно передавал привет Галине Александровне. Так вот, партийная школа проходившая в Подмосковье, как я и говорил ранее, оставила для меня самые яркие впечатления. Мы проходили обучение перед выборами, шла череда очень интересных лекций. Как только одна из них завершилась, в помещении начался шум, словно в разбуженном улье — в зал зашёл Жириновский, поднялся на сцену и начал речь. Все два часа, пока шло выступление, я не мог оторваться, мне было очень интересно слушать всё, о чём он говорил. После лекции мне-таки удалось подойти к нему и поздороваться. Это было колоссальное впечатление. Владимир Вольфович обладает мощнейшей энергетикой, которая мотивирует к дальнейшей работе.

— И напоследок. Геннадий Николаевич, что бы Вы хотели сказать молодёжи?

— Молодёжь — это та важнейшая часть населения, которая склонна к нестандартным поступкам, к максимализму. Максимализм — это, конечно, замечательно, но помните, что кроме вашего максимализма есть более важные вещи, такие как интересы нашей с вами страны. Если вы, молодые люди, будете изучать нашу славную историю, будете оглядываться на подвиги наших предков — тогда жизнь наладится в лучшую сторону. И заметьте, именно по такому принципу работает ЛДПР. Именно эта формула является единственно верным путём развития России.